Яндекс.Метрика
  • 28 Мая 2015

    Аргументы недели. Аскольд Запашный: «Мы пытаемся вернуть публику в цирк»

    www.argumenti.ru

    № 19 (460) от 28 мая 2015 («Аргументы Недели», Валентина КАРЕЛОВА)

     Цирк братьев Запашных с 29 мая переедет в Петербург и поселится на два месяца в «Сибур Арене». О том, чем на этот раз удивят жителей Северной столицы известные дрессировщики, как цирку удаётся пережить экономический кризис и о борьбе с «защитниками» животных в интервью корреспонденту «Аргументов недели» рассказал режиссёр-постановщик шоу «Эмоции и…» Аскольд ЗАПАШНЫЙ.

    – В чём заключается замысел вашего нового спектакля?

    – В нашем шоу представлено много различных жанров. В какой-то момент я понял, что у каждого участника программы есть своё эмоциональное содержание. Мне захотелось донести это до зрителя, и я попытался выразить это в цветах. Кроме того, есть три комедийных персонажа: «цветная» девочка, «чёрный» и «белый» клоуны – некие проводники между номерами, со своей философией. В отличие от предыдущих постановок, где на первое место выходил интересный сюжет, в «Эмоциях» не будет единой сюжетной линии. Вся программа построена на игре с цветом: каждый из 12 номеров имеет собственный цвет и эмоциональное содержание.

    – Ваше шоу пройдёт на новой баскетбольной арене, а как у вас складываются отношения с этим видом спорта?

    – В юношестве я играл в баскетбол, но, к сожалению, ростом не удался для этого вида спорта. Но я счастлив, что работаю в цирке. Сейчас даже не могу сказать, что баскетбол – это мое хобби. Я играю в хоккей, в футбол, занимаюсь боксом, хожу в тренажёрный зал. Это для меня в порядке вещей.

    – В последнее время вам часто приходится бороться с «защитниками» животных, даже пришлось отстаивать свою репутацию в суде. – Как раз недавно мы выиграли суд в Москве. Это был громкий процесс, и мы смогли отстоять своё честное имя. Был вопиющий случай, и мы не постеснялись потратить время на этот процесс и доказали, что в отношении нас была применена чистой воды клевета. Касательно всех остальных случаев, то система так называемых «защитников» животных строится таким образом, что чем больше мы обращаем на них внимания, тем больше их рекламируем. А они этого и добиваются. Потому что если мы пойдём по пути их аргументов, то, наверное, они должны стоять у ресторанов, где готовят мясные блюда, или около бойни, где убивают животных. Так называемые «защитники» животных просто выбирают для себя мишень и начинают её штурмовать. Естественно, что цирк изначально к этому не был готов.

    – Но ведь их претензии возникли не на пустом месте?

    – Цирк с животными – прекрасный цирк. Вопреки тому, что его пытаются демонизировать, представить дрессировщиков каким-то вселенским злом. Кстати, в своём представлении мы показываем, какими могут быть взаимоотношения между человеком и животным. Хотя, безусловно, есть моменты, о которых стоит говорить. Потому что действительно в каких-то цирках есть вопиющие ситуации, и мы сами внутри с этим боремся. Однако то, что мы наблюдаем сегодня вокруг цирка, – это демонизация и политизирование ситуации. Поэтому у нас создалось устоявшееся мнение, что с этими людьми говорить не о чём, они используют голос толпы. Они обращаются к людям, которые, как минимум, не информированы, но при этом готовы быть гуманистами, не разобравшись в ситуации. Вот если я вас спрошу, любите ли вы животных, то вы, естественно, скажете, да. Конечно, согласитесь подписать петицию, чтобы наказать кого-то за плохое отношение к животным. А что на самом деле происходит, ведь никто даже не пытается вникнуть. Достаточно просто собрать подписи, чтобы получить какой-то вес. А уж потом и коммерческие структуры подтягиваются. Они начинают в этом видеть определённую силу. Поэтому за рубежом уже никто не скрывает, что за «зелёными» стоят политические организации.

    – Есть мнение, что эту войну организовали цирки, которые не работают с животными. Вы с этим согласны?

    – Я этого не исключаю. Однако мы с братом в прямой спор в данной ситуации не вступаем, иначе всё это сведётся к грязной подковёрной игре. Это чистой воды политика, ну да бог с ними. Мы, вот, например, не можем найти людей, которые в принципе могли бы усовершенствовать условия для содержания животных. Потому что люди настолько циничны, что не готовы в условиях города вообще содержать животных. Всё сводится к стоимости квадратного метра. Ведь выгоднее построить небоскрёб для себя. На этом вся забота о животных и заканчивается. Мы даже не можем разработать единый стандарт содержания домашних животных, чтобы у каждого дома планировалась площадка для выгула собак. Чтобы они не были ущемлены, если мы говорим о правах животных.

    – Как сказался на вашей работе экономический кризис?

    – Я пережил два кризиса за свою карьеру, единственный способ его пережить – это делать свою работу качественно. Мы не воруем и много работаем, поэтому его не ощущаем. Как говорил профессор Преображенский, «разруха не в клозетах, а в головах». И я в это искренне верю, мы всегда делали качественные шоу, и зритель это видит и ценит. – Однако не все российские цирковые труппы могут похвастаться аншлагами на своих представлениях. Чего, на ваш взгляд, не хватает отечественному цирку?

    – К сожалению, наш цирк стал разрозненным, и это плохо. Есть люди с хорошей инициативой, а есть испорченные – кто деньгами, а кто халявными возможностями. Ещё одна проблема – это аферисты, которые появились в постсоветском пространстве и увидели лёгкий хлеб для себя и стали определённой прослойкой для цирка, прижились в нём, сделали это нормой. Это сильно мешает цирку развиваться. Для цирка главное – это качество. Всё остальное производное. Потому что человек, ушедший из зала, это потерянный зритель навсегда.

    – Есть и другое убеждение, что цирк – это искусство для детей. – Это так, но я с этим категорически не согласен. Советский цирк в годы своего расцвета показывал спектакли для самых разных возрастных категорий и социальных групп. Мы возвращаемся к этой методике, потому что она самая правильная. Поэтому все наши проекты разные. Мы ищем подход к сердцам людей и пытаемся вернуть публику в цирк.